☻265☺

Материал из Вики САЙТ
Перейти к: навигация, поиск

Глава 3.


Я попробовал воспроизвести эти разговоры так, как если бы беседовали программист и археолог. Но, конечно, всё было по-другому. Я использовал его как инструмент. Он влезал туда, куда я сам не мог встрять. Вообще, я уже давно вел некую игру втайне от начальства. Не то, чтобы со злым умыслом, но… Я всегда мог отвертеться в случае чего. Всегда мог сказать, что просто не успел доложить, мол, дело находится в разработке. Да мало ли что.

Что же касается наших разговоров, то они были очень специфичными – нет смысла их воспроизводить. Многолетняя привычка к профессиональному сленгу так сильно деформирует ум, что трудно излагать, избегая привычных шаблонов. Надеюсь, в этом тексте мне это удалось. Хотя, по-моему, одни шаблоны здесь оказались заменены другими…

Ладно. Идем дальше.

В наших разговорах было множество понятых только нам полунамеков, фигурировало немало людей, которых я не считаю нужным здесь называть. Были и некоторые профессиональные уловки, которые я не могу озвучивать. Вместо этого мне пришлось выдумать эту ходульную историю с программистом, который может якобы с легкостью взламывать сайты банков и фирм… Ход тривиальный, каюсь, но я не знал, что еще выдумать. Я и так, перечитав всё это, понял, что в третьей главе наболтал лишнего.

Сразу оговорю: я не специалист в этом деле. В смысле, мемуаров. Может быть, следовало всё построить иначе. Без этих длинных диалогов с претензией на литературность (в скобках замечу: я хотел там в одном месте поразмышлять о бытии человека в мире (мы часто с коллегой спорим на эту тему), но одёрнул себя: всё же к развитию сюжета это не имеет никакого отношения (а прения-то были, да еще какие!)).

Но я не вожу читателя за нос. Артефакт – был. Аукцион – был. Слежка – была. И вот я – в Италии. Теплое море, вдали небольшой частный остров, принадлежащий некому графу Монтекристо. Имя, конечно, было другое. И Рицц, кстати. Окрестные жители считали его эксцентричным богачом. «Человек, который на завтрак чудит», – так мне его охарактеризовал один из аборигенов, бредущий с палкой вдоль песчаной косы, шевеля ей водоросли, переворачивая… Надо ли это описывать?

Сколько же сил я потратил на то, чтобы узнать, кто он, этот Монтекристо. И откуда у него такие капиталы! Но всё бесполезно. Если бы вы знали, кто я, то удивились бы моему бессилию еще больше. Здесь бы задействовать моих шефов… Но я чувствовал себя так, как ребенок, нашедший красивую непонятную вещь и прячущий ее от чужих глаз – как бы взрослые ни отняли! Нет, эта тайна только для меня одного. Мой коллега, в общем-то, не проявлял к ней особого интереса, как я уже сказал. Точнее, интересовался, но одновременно опасался.

Если бы я создавал литературный рассказ – в классическом смысле, я бы пустился в описание моих злоключений. Как я ходил вокруг да около, подобно той лисице из басни. Подглядывал, вынюхивал. Как впал в депрессию. Как я начал крепко выпивать. Однажды в невменяемом состоянии разбил с десяток бутылок о стену своей гостиницы, после чего мне вкатили солидную неустойку и чуть было не выставили. Как у меня кончился отпуск и начались проблемы на работе. Я пытался вилять: ссылаться на семейные обстоятельства, на обострившуюся хроническую болезнь, что было не такой уж и ложью, если учесть мое бутылочное побоище. Можно было бы красиво подвести меня к этой точке, когда уже всё равно. Развести тут психологию… Но нет. Нафантазируйте сами всё это мое бурное, кипучее негодование, все эти бодания теленка с дубом…

Однако всему есть предел. И вот в один непрекрасный момент ты отчаиваешься и не боишься уже никого и ничего. Когда ты оседлал какого-то резвого конька, проникся лихой бесшабашностью, на этой-то волне я и ввалился в особняк странного покупателя странных артефактов. И я с порога выкатил ему всю правду, выложил всё, что знаю о нем и его баснословной покупке. Даже про мертвую голову рассказал. Не преминув изложить и то, как мне вся эта ситуация осточертела! Как я устал от бесплодных шатаний и хождений вокруг да около. Будь что будет! Кстати, на словах о мертвой голове он улыбнулся, взял со стола блокнот и что-то записал. Задал на эту тему пару наводящих вопросов (к чему бы это?). А когда выслушал всю мою нервную исповедь, поинтересовался:

– Кто-нибудь кроме вас и вашего коллеги еще знает об этом?

– Нет. Да и он уже всё забыл – это профессиональное. Вспомнит лишь в том случае, если я не вернусь в течение пары недель. Вы меня понимаете?

– О, об этом не беспокойтесь. Здесь действуют совсем другие законы. Ваше расследование ничего не меняет. Разве что мне придется переместиться в другое место. А жаль. Я привык к этому жилищу. Вода, знаете ли…

Но прежде чем состоялся приведенный выше разговор с этим человеком, я много сил потратил на исследование этого мучительного артефакта. Как это было – долго рассказывать. Главное, я убедился, что наша цивилизация не могла породить этот предмет. Он – из другого мира. Это уж точно. Можете себе представить, с каким сердцем я входил в дом этого… как бы его назвать: пришельца, чудовища, нелюдя… Но нет, он был человеком, плоть от плоти, хотя и человеком оттуда («оттуда» – курсивом).

Он поинтересовался, что я знаю о папирусе. Я пустился в долгие рассуждения. Я даже захватил с собой документы, результаты экспертиз, протоколы допросов… Всю мою толстую, но такую бедную на информацию папку! Ну я про нее уже рассказывал, про эту папку…

Вот посмотрите хотя бы этот документ. В углу – дата, в другом – место: некий закрытый пансионат для людей, чья невменяемость не доказана, но не доказано и обратное; для людей, которые что-то знают, которые соприкасались с паранормальным. Если экспертиза не может доказать, что человек бредит, что он сошел с ума, если рассказанная им история имеет некоторые шансы быть не фантазией больного ума, а реальностью, то таких людей… А еще опасные пенсионеры, в прошлом – сотрудники спецслужб. Короче, золотая клетка для тех, кто слишком много знает. По долгу своей службы я здесь бывал нередко. И хорошо знал здешних обитателей.

Один интересный мне профессор физики проходил здесь «лечение». Я как-то сразу расположил его к себе, ну это профессиональное, мне удалось разговорить старика. Он утверждал, что не только соприкасался с артефактом, но и что смог разгадать его загадку. Вот выдержки из протокола. Перед нами живой, довольно веселый, жизнерадостный человек, эдакий игривый сеттер, который иногда впадал в некую меланхолию. Амплитуда его состояний была огромной! Периодически он сильно замедлялся, если так можно выразиться. Не то, чтобы впадал в ступор, но как-то затихал… Итак, документ №75 моей папки.


☻2234☺