☻2355☺

Материал из Вики САЙТ
Перейти к: навигация, поиск

Глава 9.


Вот такой документ. А сколько их еще – подобных! Но мне не хочется быть безгласым осколком «Атлантиды». Возможно, это и хорошо, что всё так вышло. Я могу писать то, что мне вздумается. И никто мне не поверит! Я был писателем еще до «Апокалипсиса», я остаюсь им и поныне. Так чем же мне заниматься еще, как ни писательством? Правда, я всегда специализировался на поэзии, и этот мой первый рассказ, я чувствую, выходит каким-то шероховатым, недошлифованным. Ну и пусть! Тем более, что я начинаю проникать в литературные круги. Тянет всё-таки к себе подобным. И уж там-то я развернусь! Пока я еще зритель, статист. Но я быстро схватываю. Недавно был забавный случай. Я в порыве откровенности рассказал одному маститому писателю, с которым мы в последнее время как-то особенно сблизились, о том, что пишу необычную историю:

– Убежден, вы согласитесь, что это самый необычный рассказ из тех, что вам доводилось читать. Гарантирую, что такого не делал никто. И вряд ли кто сможет повторить, потому что это не просто фантастика, а… Впрочем, обо всё по порядку. И хотя это не роман, а всего лишь рассказ, прочесть его полностью мало кто сможет. Я не говорю «до конца», потому что «полностью» и «до конца» здесь не одно и то же. Итак, «Исправленному – верить», так он называется.

– Интригуете? – спросил он, хитро подмигнув.

– Не без этого. Какой же реализм – и без интриги.

Я коротко пересказал этот свой шедевр. Он одобрил мой сюжет, но попытался сделать некоторые правки. Например, линию с программистом, аукционом, погоней посоветовал убрать (тут я согласился). Вся эта династийная хроника тоже ему не понравилась. А ещё он посчитал, что артефакт должен быть чем-то больши́м, например летающей тарелкой. Мол, спрятать ее где-то под землей или под водой. А потом герой – бац и натыкается! И вот тут начинается раскрутка сюжета. Но я возразил: как же я буду писать об огромной летающей тарелке, когда все наши артефакты – портативны (за исключением Сетки Кроулцр (то, что вы называете рисунками в пустыне Наска (но это – отдельная тема))).

– В каком смысле, «наши артефакты»? – переспросил он.

– Поймите, я не могу врать, я и так слишком много версий создал, всё мучился с образом рассказчика. Пытался работать в традиционном ключе, ну там, как Платонов или Битов. Но потом понял, как слаб первоначальный черновик, где я углубился в вымысел; я понял, что все эти журналисты, программисты, сотрудники спецслужб, так удачно докапывающиеся до истины… что всё это надо вырезать. Это и неубедительно, и… Надо сделать небольшой рассказ в формате нон-фикшн. Точный, хлёсткий. Ничего не выдумывая. Всё как есть.

– Вы меня разыгрываете?

– Нет же. Думаете, почему я полез в литературу? Да не могу я без нее! Представьте, каково мне было: я разработал целую литературную карту середины XXI века, а это, извините, почти сотня авторов, тысячи стихотворений! И всё это было отвергнуто. Просто точка вхождения оказалась не там, где я планировал. Я не попал в историю! Задуманное мной так и оказалось под спудом!

– Смеетесь?

– Я серьезно говорю: я разработал для внедрения в историю человечества русскоязычную поэзию, обнимающую примерно полвека. Там разные течения всякие, разные индивидуальности, разные техники стиха.

– Это невозможно. Вы или шутите или вы – сумасшедший…

– Ладно. Технологические доводы не убедили технарей. Быть может, литературные доводы убедят литератора? Вот флешка (☻1168☺). Сюда я выложил некоторые, не все, результаты. Там, конечно, черновик еще. До ума не хватило времени довести…

– Ладно, я посмотрю ее… Наверное, какой-нибудь розыгрыш?

– Вы опять… С флешкой можете делать всё, что заблагорассудится! Хоть в Интернет всё это выложить. Но главное – верьте мне и не верьте, сомневайтесь, докапывайтесь, страдайте.