☻2229☺

Материал из Вики САЙТ
Перейти к: навигация, поиск

Учитель Фвормасз

2229.jpg


Они дышали через мокрые тряпки, на их лбах выступали крупные капли пота, но они, семь молодых человек, терпели эту муку ради него. Его звали Фвормасз, он был не старше их, напряженный, с сухими жгутами под кожей, с быстрыми движениями. Лицо его было молодо и скорее красиво, тонкий с горбинкой нос, средней полноты губы, пропорции, которые располагают к человеку помимо воли, это называют природным магнетизмом. Однако взгляд был тяжёл, и если долго смотреть ему в глаза, то ощущение очарования уходило. Оставалось ощущение силы.

Они, эти семеро, сидели, боясь пошевелится, пока он, их друг, и даже больше чем друг, показывал чудеса.

- В прошлом это называлось умной машиной. Слово «машина» вам понятно? Нет? Это устройство, как часы, только более сложное.

- Дед рассказывал мне, что работал на большой металлической птице, которая вращается вокруг Земли. Это тоже – машина?

- Да, ты всё правильно понимаешь. Но есть машины небольшие, - пояснял Фвормасз.

- А какое они отношение имеют к нашему учению и какое...

- Не нравится мне это слово, - Фвормасз оборвал вопрос, - это не учение, не доктрина и даже не идеология. Хотя эти слова вам вряд ли понятны. Это – сама жизнь. Вы хотите быть живыми?

- А разве можно быть не живым?

- Можно. Разве это жизнь, разве то, что вы знаете, разве то, что вас окружает – это жизнь?

- Да, ты говорил, что ложь не может быть жизнью.

- Суррогат, дрянь, никчёмное. Мы все поглощаем этот суррогат, который тщательно замешивают для нас они, наши хозяева, наши архивариусы. Но пора стать свободными.

Молодые люди зашумели, послышались возбужденные возгласы, но Фвормасз сделал знак, так, что предплечные закрылки его комбинезона с шумом разрезали воздух, и все затихли. Лишь один из юношей отнял руку ото рта, обмакнул свою тряпку в пиалу с водой – несколько тяжелых капель громко взорвались от удара о твердую поверхность – и снова поднес к лицу. Перехватив этот жест, Фвормасз заметил:

- Посмотрите, до чего они вас довели! Они настолько втравили сырость в ваши кости, что вы и часа не можете прожить без воды. Как рыбы! Но сегодня мы не будем разводить философию. Слишком много мы уже об этом говорили. Лучше я вам кое-что покажу.

Фвормасз поставил на единственный в этой комнате стол небольшую пластиковую коробку, достал оттуда две полоски, приклеил их к своим бровям. Затем вынул что-то податливое и колеблющееся – две ванночки – каждая с пятью выемками. Вложил в них своих пальцы, на его ногти налипли небольшие светящиеся круги.

- Унификация. Они всё хотят держать под контролем. Вот и буквы они выбрали только те, что встречаются в большинстве языков, создав единую азбуку из семнадцати элементов. То, что вы называете панпланетным языком. Вот это, на моих пальцах, в древности называлось клавиатурой. Сейчас эта технология никому не интересна. Вам нужно будет научиться работать с этим устройством. Это просто: каждому пальцу соответствует своя буква. Палец вверх – одна буква. Палец вниз – другая. То есть две буквы на один палец. Вот такое движение кистью – пробел. Вот эти пальцы – точка, запятая, вопрос. Эмоциональная окраска передаётся через разные комбинации этих трех знаков. Впрочем, об этом потом. Полоски на моих бровях называются дисплеем. Если провести по ним любым пальцем перед глазами возникает голографическая завеса. Какие слова вам не понятны – записывайте, потом посмотрите в словаре.

В толпе кто-то закашлялся. Ему передали сочащуюся тряпку, после нескольких безмолвных всхлипов всё затихло. Так продолжалось довольно долго. Кто-то разрядил молчание, становящееся неловким:

- Учитель, как ты можешь столько говорить ртом? Тяжелая работа…

- Я только так и говорю! И никакой я тебе не учитель! Учителей у вас и без меня хватает. Ничего-то вы и не поняли! Сколько же выбивать из вас эту рыбью натуру!

- Может быть, ты нам еще раз всё объяснишь? Ну, на всякий случай… Что скажешь, учитель?

- Да вы… - прошипел Фвормасз, не находя слов, - да вас надо разобрать на запчасти и каждую продезинфицировать, проварить хорошенько, и только потом собирать заново!

- Прости, учитель, мы не понимаем…

- Где же вам…

- Мы готовы учиться. Ты не думай, если мы не всё понимаем из того, что ты говоришь, что мы не способны меняться. Посмотри – мы уже третий час сидим в сухой комнате.

- Вижу, молодцы, успех. Что сказать? Но я продолжу, с вашего позволения. Итак, я раздам вам эти устройства, по моим данным, их система управляется гигантским компьютером. Вам нужно научиться работать с компьютерами. Это, конечно, не быстро. Особенно с вашим-то багажом… - он замер, о чём-то задумался, короткими рывками подминая большой палец указательным, - они, конечно, не ожидают атаки. И думать не думают о ней.

- Да, нужно всё разрушить! Нужно действовать! Сколько можно лжи! Целое море…

- Я же сказал: не быстро, - почти прорычал Фвормасз, - вы будете жить прежней жизнью. Вы будете сидеть, как мыши. Как трава расти, потому что если они поймут, чем мы заняты и что у нас на уме, то… Посмотрите, вот это – реликтовая информационная сеть с возможностью биодоступа. Не понятно? Записывайте! Потом переведете на свой язык. Итак, повторяю: с биодоступом…

Комната заполнилась медленными шагами – он почему-то не мог усидеть на месте, когда мысль шла. Скучнейшая пустая комната, столбики из прессованного сфагнума для сидения, его одежда, обтягивающая крепкое тело, шелестящие лоскуты, сопровождающие его руки и ноги, у стен три светильника в виде зелёной спирали – от пола до потолка, серьёзные юноши и девушки на пуфиках из моха, его резаные движения в момент интеллектуальных озарений, ванночка с кубиками льда, стыдливо спрятанная за спинами учеников, капли, стекающие в рукав, когда ты передаёшь тряпку, навострённые уши… - всё это было множественными гранями камешка, который он сегодня толкнул под гору и который будет катиться в провал всё быстрее и быстрее. Он чувствовал это.

Когда они вышли, он снял с комнаты защитное поле. На время визита он включал записи молодежных вечеринок, заготовленные загодя. Роботы-шпионы поглощали эти звуки, чтобы, попробовав на зуб и отплюнувши, растворить в своём бездонном резервуаре информации. Не до востребования – навсегда.

☻1983☺