☻2049☺

Материал из Вики САЙТ
Перейти к: навигация, поиск

Глава 6.


– Да, решились. Для этого мы и запустили на орбиту излучатели. Для этого мы и создали семнадцать тысяч поисковых роботов, настроенных на… как бы это объяснить… Настроенных на иначе структурированные предметы. На особую материю. Я вам уже говорил, что мы работали не с железками и микросхемами, а создавали особые устройства на гораздо более тонком уровне. О нём вы сейчас не знаете ничего. Разве что эти так называемые «древние письмена» могли бы показать вам хоть что-то…

– Вы запустили свою программу?

– Да. Это случилось сто тридцать лет назад. Было три основных этапа и множество подэтапов. Вначале мы погрузили в анабиоз всё человечество. Через систему спутников. Шла массовая перестройка сознания. Не просто корректировка – мы стирали всё под корень. И записывали новое. Ложная память. Потом запустили наших роботов, которые, не подберу другого слова, растворили все структурированные артефакты. Это как кислота… Не знаю, как объяснить по-другому. Наконец, третий этап: мы подняли в воздух принтеры, которые и распечатали ту программу, которую мы в них заложили. Это был гениальный проект! В такой короткий срок сымитировать материальную культуру – это еще полбеды. А вот заново разработать духовную культуру, которая бы еще была привязана к технологическому прогрессу… Мы специально поставили человечество на рельсы грубых материальных технологий. Дальше расщепления атома и создания искусственного интеллекта на грубой электронной основе они вас не поведут. Через полвека ресурсы механической физики будут исчерпаны, весь этот ваш технологический взрыв разойдется, как круги на воде. Будет долгий застой. Вечный застой. Ну, там, не знаю, может, антиматеирю научитесь получать в больших порциях. Но всё это – детские шалости. А вот дорога к тонкой физике, к нашей физике, будет навсегда закрыта. Точнее, она уже закрыта. Инерция, заложенная нашими архитекторами, слишком сильна. Непреодолима эта инерция. И прекрасно!

– То есть вы записали людям новую память и создали для них новую систему знаний?

– Так и есть. На принтерах мы напечатали новую технологическую реальность. Заводы, города, строения, коммуникации… Всё выглядело так, как если бы это возникло естественным путем. Особенно хорошо сработали биопринтеры, которые не просто имитировали органику, а в течение доли секунды выращивали из одной клетки целое дерево, не дерево даже, а бревно, которое потом шло в дело. А искусственно состаренные предметы? Тут без действия синтезированной органики не обойдешься…

– То есть весь мир, который я вижу, напечатан на принтере?

– Уже не весь, конечно, только то, что старше ста тридцати лет. Но имитация городов, зданий, мостов и даже подсадных ископаемых артефактов – это не такая уж трудная задача. Труднее для каждого прежнего человека изготовить новую социальную ячейку – под стать его способностям, его статусу в старом мире… Да-да, мы властителей оставили властителями, простолюдинов – простолюдинами. Однако самое сложное было придумать духовную культуру. А как нам было жаль тех достижений, которые породила наша цивилизация! Лишь малые частицы нашего культурного наследия мы имели возможность воссоздать в вашем информационном пространстве. И пришлось в корне менять язык. Тот язык, на котором говорило наше человечество, нельзя было вам оставлять. Слишком мощный категориальный аппарат. Он мог бы навести на мысли… Пришлось всё сильно упрощать. Соответственно, практически невозможно стало сохранить в новой формации нашу литературу, вообще – словесные искусства. Это был главный наш кошмар, однако как бы ни было это печально, но нам пришлось пойти и на такую жертву. Зато членам нашей исследовательской группы удалось разработать новую, более примитивную, но менее опасную интеллектуальную культуру, новое искусство, новые идеологии, новую философию. Обычно одному человеку поручалась проработка целого кластера. Например, мой хороший приятель занимался созданием классической немецкой философии. Доктрины Фейербаха, Гегеля, Фихте и прочих – это дело его рук.

– Так что, этих людей не существовало?

– Да, нам пришлось трансформировать даже кладбища. Новые надгробия. Каждый созданный нами «выдающийся ум» должен был иметь статусную могилу. И даже скелет, отпечатанный на биопринтере.

– Разве под силу одному человеку разработать всю немецкую классическую философию? Бред какой-то…

– Под силу, если у него другой интеллект и вообще другое сознание. А также другой срок жизни.

– То есть?

– Если человек живет более двухсот лет, а некоторые – и до тысячи, если при этом он не только сохраняет активность своего мозга, но и постоянно возрастает в своих способностях… Вы даже себе представить не можете, на что способен такой человек! Нам пришлось ограничить и срок жизни современных людей. То есть вернуть их в естественное лоно физиологии, без наших «чудодейственных припарок». Словом, пришлось убрать из информационного поля вашей формации и основные наши медицинские разработки. Особенно в той области, которую вы называете геронтологией. Семьдесят лет, если в силах – восемьдесят.

– И всё-таки не верится, чтобы один человек смог… А вы, кстати, имели к этому отношение?

– Я специализировался на художественном тексте. Литературовед – по-вашему. Хотя это совсем не то, что вы себе представили. Но я не смогу объяснить понятнее. Для того, чтобы говорить на эту тему, вы должны владеть нашим языком. Могу лишь сказать, что при реализации нашего проекта я занимался созданием литературных эпох. Мы долгое время не знали, с какого этапа запустить ход новой истории. Мы могли подвести всё развитие примерно к 1900 году, а могли сделать точкой вхождения 2100-ый – по нынешней шкале развития. Слишком сложные расчеты. Поэтому прорабатывалось несколько вариантов программ, которые должны были бы потом оказаться в принтерах. Я разрабатывал две литературные эпохи, специализировался на славянских языках. Некоторые мои разработки были внедрены. Например, я создал плеяду поэтов пушкинской поры. А вот тот вариант поэтической карты, которую я создал для «Проекта 2100», никуда не вошел. Он так и остался в моих архивах. Это была русскоязычная поэзия середины – конца XXI века.

– Всё равно мне не понятно. Например, как действовали ваши принтеры?

– Да это-то как раз и несложно! Просто преобразовывали окружающую материю в те артефакты, которые были заданы программой. Всё просчитано до гвоздика, и это, я вам скажу, не так уж трудно. А вот культурное пространство…

– То, что вы рассказали – удивительно, но при всём уважении к вашей фантазии… Нет, я не могу принять того, что вы рассказали. Это что же получается: ни Гомера, ни Софокла, ни Пушкина, ни Гоголя не было? Это всё имитация?

– Да, увы. Был, конечно, свой Гоголь, то есть это же создавал реальный человек, так какая разница: Гоголь он или Авдлор (это моя средняя, общественная, фамилия)? Мы даже иногда шутили на этот счет. Приоткрывали карты… Например, знаете полемику вокруг Шекспира? Был он или не был на самом деле? Это такое перемигивание для избранных. Вообще мы насытили вашу культуру множеством тайных знаков, понятных только нашим. Это сложная игра в поддавки. Кое-что всплывало, находились люди, которые нечто замечали, нечто подозревали, тянулись, но никогда не могли дотянуться. Есть у вас один пытливый профессор, Рэн Владойску, вот ему кое-что удалось увидеть. Кое-какие знаки. Но он, конечно, не смог их правильно интерпретировать. Вам интересно? Давайте, я вам перекину запись одной из передач. Возьмите флешку. (☻2179☺) Вашу культуру пронизывают наши смыслы, но только мы можем их читать.

– И вы, наверное, хотите сказать, что тот артефакт, который вы купили…

– Да, что этот артефакт – из моего времени. К сожалению, роботы не смогли зачистить всё. Что-то сэкранировало, какие-то артефакты оказались спрятанными от поискового сигнала. Теперь мы их подбираем и уничтожаем.

– Кто – вы?

– Это что-то между спецслужбой, научной лабораторией и кружком по интересам. Нас немного, нас это тех, кто в нужный момент одел специальные шлемы и остался в своем времени, тогда как остальным навязывалась новая история…


☻673☺