☻1757☺

Материал из Вики САЙТ
Перейти к: навигация, поиск

Глава 1


Началось всё с мертвой головы. Ходили слухи, что на одном из закрытых аукционов выставлена на продажу отрезанная и мумифицированная человеческая голова, которая откликается на особый звукообраз. Если в ее присутствии произнести «хуб», она поворачивается в сторону говорящего, сухие губы открываются… А дальше – загадка. Есть версии, что она хриплым голосом повествует о твоей будущей смерти. Или открывает тайну одного из сокровищ. Или просто выдает какое-то пророчество о судьбах мира. В общем, делает что-то банальное, явно придуманное с целью раскрутить очередную сенсацию. Жаль, сведения о мертвой голове не подтвердились. Однако навели меня на одну тайну, которую я не мог раскрыть без помощи моего друга-программиста.

– Виктор, мы дружим с тобой давно. Ты знаешь, что я никогда не просил тебя ни о чем противозаконном. В принципе и то, о чем пойдет речь, нельзя назвать таким уж преступным. И всё же, всё же…

– Ты меня заинтриговал.

– Удивишься больше, когда услышишь эту неправдоподобную историю. Мне ее поведал мой учитель, профессор Крей. Если бы всё это мне рассказал кто-то другой, я бы отмахнулся от этой истории как от бреда. Но нужно знать Крея…

– И что же такого необычного он тебе рассказал?

– Вообще, он начал с того, что в этом повествовании не всегда можно отличить правду от вымысла. Эту историю муссировали в кулуарах всяческие светила, и несмотря на подобный, скажем так, научный подход, она постоянно обрастала странными подробностями; порой, противоречащими друг другу. То есть довольно быстро превратилась в миф. Где правда, а где вымысел – вот в чём вопрос? Но ясно одно: необъяснимое явление действительно имело место. Крей видел это своими глазами. Однажды ему посчастливилось, но потом следы этой тайны затерялись в лабиринтах людских отношений, в лабиринтах алчности и страха, в лабиринтах больших денег и больших амбиций.

– Красиво излагаешь!

– Цитирую Крея. Близко к тексту. Он когда в азарте, постоянно выдаёт что-нибудь эдакое. Итак, началось всё с одной интересной археологической загадки. Изредка эти рисунки находили среди артефактов первых египетских династий. Учёные думали, что это орнамент, пока один из археологов, его звали Кольнер, не нашёл глиняную табличку, на которой слева был древнеегипетский текст, а справа эти непонятные значки. Очень было похоже на документ с параллельным переводом. Он попытался расшифровать неизвестные символы, но это оказалось не так просто. Хотя зацепки были.

Через 12 лет в общем неудачных попыток он всё ещё не оставлял надежды раскрыть секрет «орнаментального письма», – так он его назвал. Как-то при раскопках в том же секторе, он, с группой археологов, наткнулся на зал папирусов. В царстве мёртвых фараону нужны и письменные принадлежности, поэтому в гробнице был сделан целый склад всяческих приспособлений для письмоводительства. Но больше всего было писчей бумаги. Кольнеру подарили целую охапку – пустые папирусы этого типа мало ценились, потому что быстро ветшали на свежем воздухе. Кислород губителен для них.

Кольнер без восторга принял этот подарок. Проку от старых папирусов было мало, но и выбрасывать их было жаль. И вот как-то Кольнер решил поиграть в древнего египтянина: он попробовал специальным стилусом, сделанным по аналогии с древнеегипетскими, писать на древних страницах. Он аккуратно распрямлял папирус на столе, прижимал его края тяжёлым, чтобы бумага не топорщилась, и рисовал или писал. И вот однажды…

Правда, есть и другая версия. Согласно ей, Кольнер утаил часть папирусов, желая продать их на черном рынке. Но то ли покупателя не нашлось, то ли это был не лучший момент: интерпол активизировался. В общем, артефакты так и остались у него. И он уже не чаял найти им выгодное применение.

И вот как-то Кольнер решил перенести несколько символов непонятного языка на старую бумагу. Он нарисовал первый орнаментальный иероглиф и вдруг отчётливо услышал «хуб». Он даже обронил стилус от неожиданности, испортив лист большой кляксой. Этот-то лист и видел мой учитель, именно там, в нижнем углу он собственноручно вывел еще один подобный иероглиф, и услышал тот же «хуб». Голос был мужской, с неярким тембром.

Но вернемся к Кольнеру. Как только он снова написал тот же иероглиф, то снова услышал «хуб». Покрутил лист, посмотрел его на просвет, помял… Не было и намёка на какое-то звуковоспроизводящее устройство! Он включил аудиозапись и перенёс на один из чистых папирусов нерасшифрованный текст. Каждый символ откликался тем или иным звуком.

А дальше было уже дело техники. Кольнер убедился, что перед ним фонетическое письмо (то есть звуковое). Он с группой коллег занялся сопоставлением текстов. По другой версии, он никому ничего не рассказал, попытавшись докопаться до истины в одиночку. В любом случае он занимался не только лингвистикой, но и пытался понять принцип действия этого устройства. Рассмотрел артефакт под микроскопом, но там – обычные волокна обычного папируса. Попробовал прощупать его различной сканирующей техникой – никакого результата!

И тогда, по одной из версий, он подключил коллег, нескольких исследователей, которым доверял. Папирусы «развинтили» до молекулы в поисках микросхем или каких-то хитрых устройств, дающих звук. Но ничего обнаружено не было, хотя множество опытов подтвердило факт исхождения звуковых волн от страниц при написании иероглифов.

По другой версии, Кольнер спрятал папирусы, записав на аудионоситель те фразы, которые источала бумага. Не объяснив толком происхождение этих записей, он подключил коллег к ее расшифровке. Или сделал только транскрипцию. Саму фонограмму достать невозможно, а вот ее фонетическая расшифровка разошлась по ученым кругам довольно широко. Для отвода глаз была придумана версия, что это язык какого-то современного африканского племени, живущего не то под землей, не то в пещерах… Словом, где-то в труднодоступном месте. Уж не помню, как туда были прикручены древние египтяне, как-то через нубийцев что ли, в общем, речь шла о родственном египетскому языку наречии. Вопросов, конечно, было много. Людей не очень-то удовлетворяла эта нубийская версия, но никто ничего не знал. А Кольнер постарался сделать так, чтобы его имя не фигурировало в материалах, связанных с расшифровкой.

Что же удалось установить? Самый длинный из сохранившихся текстов на «орнаментальном языке» оказался летописью. Это была династийная хроника, причём речь шла либо о соседях древних египтян, либо об их метрополии. Тут мнения переводчиков разделились. Так или иначе, «орнаментальный язык» имел развитую систему гласных, чем выгодно отличался от древнеегипетского письма, при этом обладал множеством египетских корней, что можно было объяснить либо появлением из единого источника, либо долгим сосуществованием, либо происхождением одного языка из другого. Либо большим желанием того, кто дешифровывал. Версия о преемственности имела, кажется, больше всего сторонников: утверждалось, что «орнаментальный язык» был каким-то старинным изводом древнеегипетского, по крайней мере, корни, словообразование, синтаксис имели отчётливые черты сходства. Однако расшифровку сопровождали постоянные споры: кто-то считал «орнаментальный язык» диалектом, кто-то – более поздним ответвлением, кто-то даже – искусственным образованием, разработанным для каких-то ритуальных или историографических нужд. Но со временем большинство посчитало эти записи гениальной мистификацией. И когда стало ясно, что найти племя, разговаривающее на этом диалекте, не удастся, ученые потеряли интерес к записям. Репутация артефакта была изрядно подмочена.

Что касается Кольнера, то он пропал. Ходили слухи, что он стал отшельником, обосновавшись где-то в горах. По другой версии, с ним была группа единомышленников, которым он платил немалые деньги и за работу, и за молчание. На одном из закрытых аукционов ему удалось реализовать часть «говорящих папирусов», выручив немалую сумму. Собственно, мой учитель как раз и выступал в качестве эксперта, когда известный аукционный дом устраивал проверку необычному артефакту.

Мой учитель рассказывал, со слов одного из индийских профессоров, что когда Кольнера видели в последний раз, он казался осунувшимся и постаревшим. На вопросы отвечал уклончиво, прежних друзей игнорировал. Этот же источник утверждал, что Кольнер отдал одному из своих учеников некую папку с результатами своих исследований, сказав, что устал от лингвистики, древних цивилизаций, археологии и вообще от науки. Следы этой папки также теряются в лабиринте версий…

Разумеется, узнав о необычных «говорящих» папирусах, этим делом заинтересовались спецслужбы. Вроде бы они даже устроили облаву на логово Кольнера, но ничего там не нашли. По другим сведениям, они не получили папирусов, но зато забрали все результаты работы кольнеровской группы. Сам же ученый скончался. Согласно третьей версии, спецслужбы засекретили исследования и спрятали за семью печатями и самого Кольнера, и все материалы, связанные с этим делом. С его коллег взяли расписки «о неразглашении». Возможно, Кольнер и по сей день трудится где-нибудь в закрытой лаборатории.

Однако нашёлся смельчак, который под псевдонимом выложил документы о кольнеровском исследовании в открытые международные источники. Он не то залез в какие-то архивы спецслужб, не то это были следы той самой папки… Он не смог скопировать оригинал перевода, однако у него было достаточно времени, и он мог вчитаться в документ, чтобы потом пересказать его. У моего учителя хранится копия этого пересказа, хотя, конечно, никто не может ручаться, что это не подделка. Я тебе кратко перескажу этот текст, опустив некоторые специфические моменты, связанные с философией, с социологией, с управлением, с религиозно-идеологическими моментами. Только сюжет.

Итак, это была хроника, начинавшаяся с некоего «первогода». В этот год властитель Нижнего и Среднего царств Астех поручил жрецам создать невоенную доктрину порабощения народов вселенной. Там везде, кстати, фигурирует слово «вселенная», а не Земля. На основании этого некоторые интерпретаторы, по-моему беспочвенно, утверждали, что речь идет о космической империи, межзвездных перелетах и прочих бредовых вещах. Словом, империя с трудом удерживала завоёванные земли и не могла больше присоединять территории. Нужно было что-то срочно менять. И доктрина была разработана. Она подразделялась на две части. Первая касалась граждан империи – это т.н. «Правила для внутреннего населения». Целью преобразований было создать человека нового типа. В документе говорилось, что гражданин не должен много работать – труд взращивает сильную личность, которой сложно управлять. Сильной волей в империи должны были обладать только жрецы и верхняя часть элиты. Кроме того – воины, но им запрещено интеллектуальное развитие. Они должны быть слепой машиной насилия, не рассуждая и не задумываясь ни о чём, кроме удовлетворения простых потребностей.

Гражданин империи должен быть сытым, порочным, иметь извращённые пристрастья. Нужно поощрять необычные искусства, всякие зрелища, сообщества по интересам, и чем более странным и выбивающимся из общепринятых рамок будет такое увлечение, тем большей поддержки со стороны государства оно заслуживает. При этом человек, ведущий праздный и порочный образ жизни, должен думать, что он – образец человечности, идеал свободной личности. Удивительным было то, что гражданин не обязан поклоняться царю, как богу. Власть обезличивалась, главными администраторами должны быть недалёкие люди, в которых общество могло найти собственные страсти. Государству нужно было занять место властителя и вельмож, потому что бунтовать против последних – можно, бороться же с государством как таковым – бессмысленно. При этом граждане должны неукоснительно исполнять несложные религиозные ритуалы, подчёркивающие общность имперской нации. Это что-то вроде наших карнавалов, фейерверков, парадов и тому подобного. Гражданин может быть сколь угодно специфичным, сколь угодно извращенным, но он обязан твёрдо чтить государственные устои. Это единственная жёсткая линия, которую проводит административный аппарат империи. Гражданин обязан ненавидеть и презирать всё, что находится за пределами Нижнего и Среднего царств. Малейший проступок против идеологии и государства жестоко карается. Нет национальности, нет религии, нет нравственных норм, нет жёстких общественных предписаний, есть только сытость и удовольствия, за которые граждане платят слепой приверженностью имперским идеалам.

Вторая часть документа касалась политики для внешних территорий. Люди здесь могут быть так же сколь угодно развращены, однако они должны напряжённо трудиться, чтобы обеспечивать благами империю. Чем больше богов – тем лучше. Чем больше княжеств – тем лучше. Чем больше грызущихся друг с другом князьков – тем лучше. Чем больше распрей – тем лучше. Дробить, дробить и дробить относительно независимые территории: мелкого проще поглотить. Никакой оседлости, никаких национальных корней, никаких духовных традиций. Нужно создать вселенского человека, не имеющего родины, не имеющего родных, живущего во имя собственного блага. Как можно меньше детей, как можно короче брак. Из чего, кстати, можно сделать вывод, что население тогда было весьма большим, иначе – зачем его сокращать? Конечная цель труда – удовлетворение физиологических потребностей. Каждый должен верить: те, кто живут не ради вина, похоти, зрелищ, это отбросы, достойные ненависти. Великая мечта – стать гражданином империи, лишь единицам нужно позволять это – за особые заслуги перед государством.

Когда доктрина была принята и реализована, в первые два века империю ждал небывалый расцвет. Старые враги были разложены изнутри, расколоты и в большинстве своём уничтожены. Ты слышал о принципе: «Разделяй и властвуй»? Вот это и было реализовано в полный рост. Мощь и богатство государства достигли невиданных высот. Однако традиционное население империи стало на определённом этапе заменяться пришельцами – более сильными, суровыми и организованными национальными группами, не потерявшими свою идентичность. Они в поисках лучшей жизни проникали на территорию империи, ухитрялись массово получать гражданство, устраивать замкнутые территории, на которых власть имперских администраторов не действовала. Через три четверти века агрессивных чужаков стало больше, чем коренных жителей империи – носителей «имперского сознания». Поработить сознание пришлых людей, привить им любовь к государству – не удалось. Государство начало давать трещины. Ослаблялась и система сдержек в отношении традиционных конкурентов. В итоге внутренние нестроения и агрессия извне уничтожили империю, падение которой было на удивление стремительным.

Автором текста являлся неизвестный придворный летописец. Вот такая версия, в которой чувствуется налёт какой-то если не конспирологии, то уж по крайней мере – мифологии. Вариации на тему «теории заговоров».

– Да, больше похоже на фантастический роман.

– Всё это банально, но есть один интересный факт, который я и хочу проверить с твоей помощью. Вчера профессор Крей сообщил мне, что один аукционный дом на днях устраивает сбор заявок. И продаваться будет древний артефакт – папирус с необычными свойствами! Я, конечно, уже побыл на официальном сайте этого дома, но там ничего нет. Вещи сомнительного, околокриминального происхождения продаются втайне. Вот их сайт. Ключевые слова «папирус Кольнера». Я в Интернете смотрел, это сочетание там практически не встречается – всё засекречено. Но в технической документации к аукциону эта фраза обязательно должна промелькнуть.

– Ладно, я попробую взломать их сайт. Завтра вечером поговорим.


☻1342☺